кегель карта поиск
Единая справочная служба:
+7 (800) 775-05-82, +7 (495) 612-45-51
Справочная донорского отделения:
+7 (495) 612-35-33
Связь по внутреннему номеру сотрудника:
+7 (495) 612-13-31

Хватает ли у нас сегодня донорской крови?

Мы проводим ежедневный мониторинг обеспечения клиник донорской кровью и ее компонентами, собираем информацию о потребностях медицинских организаций. По данным мониторинга, который мы проводим вот уже два года, можно с уверенностью сказать, что компоненты крови есть в достаточном количестве.

В каких компонентах крови больше всего нуждаются пациенты?

Компоненты крови переливают по разным показаниям. Острые кровопотери во время операций или при ранениях — эта одна ситуация, она требует компонентов крови всех наименований для полноценного возмещения потерянной крови. Вторая большая категория пациентов, нуждающихся в трансфузии,— это пациенты с онкологическими, гематологическими заболеваниями. Они нуждаются в компонентах крови длительное время, в основном в концентрате донорских тромбоцитов, а также в эритроцитах. Кардиохирургическим пациентам в большей степени нужны эритроцитсодержащие компоненты, чтобы обеспечить транспортную функцию кислорода. Для каждого компонента крови существуют четкие показания к применению.

Сейчас практически не делают трансфузий цельной крови, как это было еще недавно, в начале и середине прошлого века. Цельная донорская кровь разделяется на компоненты, и далее они применяются в соответствии с показаниями.

В каких сферах, помимо переливания, пациентам может понадобиться донорская кровь?

Компоненты донорской крови — бесценное сырье для производства лекарственных препаратов. Из плазмы, например, получают препараты с высоким содержанием факторов свертывания, которые показывает бóльшую эффективность, по сравнению с донорской плазмой, при лечении кровотечений. Из плазмы производят альбумин и иммуноглобулин. Эти белки применяются в виде лекарственного препарата у пациентов с врожденным иммунодефицитом или с тяжелыми инфекционными осложнениями, когда только антибактериальная терапия не дает достаточного эффекта.

Ведут ли сегодня попытки изобрести искусственную кровь, которая бы решила проблему нехватки донорской?

Такая работа ведется, она связана больше не с нехваткой донорской крови, а с желанием предложить что-то новое. Например, получить более стандартизированный продукт. Есть успешные работы по выращиванию донорских эритроцитов и тромбоцитов в биореакторах. Пока в широкой практике нет ни одного зарегистрированного препарата. Во-первых, такой синтез очень дорог, во-вторых, есть определенные сложности с накоплением достаточного числа клеток. Поэтому на сегодняшний день замены донорской крови нет, кровь и ее компоненты необходимы и, по-прежнему, заготавливаются от доноров-добровольцев.

Во время пандемии многие доноры приходили сдавать антиковидную плазму. Хватает ли ее сейчас? В каких случаях пациентам с коронавирусом она необходима?

Антиковидная плазма сейчас уже не является редким компонентом. Многие регулярные доноры прошли вакцинацию или перенесли коронавирусную инфекцию. Более половины доноров иммунизированы, то есть в их плазме содержатся антитела к SARS-CoV-2. Применение антиковидной плазмы четко ограничено. Это первые 3—5 дней заболевания, если у пациента нет защитного титра антител. У пациентов с гематологическим или онкогематологическим заболеванием выработка собственных антител может быть нарушена, и не исключено длительное нахождение вируса в организме, несмотря на проведенное лечение. Таким пациентам может помочь переливание плазмы. В нашей стране зарегистрирован также лекарственный препарат, иммуноглобулин, специфичный к SARS-CoV-2, он производится из антиковидной плазмы и является ее альтернативой.

Кто может стать донором антиковидной плазмы?

В плазме человека должны в достаточном количестве определяться иммуноглобулины G к коронавирусной инфекции. В остальном к нему применимы те же самые требования, что и к другим донорам. Забор антиковидной плазмы производится не менее чем через 14 дней после выздоровления и отрицательного мазка, если коронавирус протекал не тяжело и донор не принимал антибиотики. Если терапия была более интенсивной, и человек принимал антибиотики, то через 30 дней.

Как повысить интерес к донорству?

Донорство — это социально важная миссия. В трансфузиях ежедневно нуждаются тысячи людей, и кровь не возникнет ниоткуда кроме как от здорового донора, который придет на станцию переливания крови. По-другому это не работает. Мы очень благодарны всем, кто находит время и сдает кровь регулярно. Пациенты гематологического центра нуждаются в трансфузиях весь период химиотерапии. Обычно это 6—8 месяцев, может быть и дольше. Некоторым нужны постоянные трансфузии, чтобы поддерживать приемлемое качество жизни даже при наличии гематологического заболевания. Общество должно относиться к донорству как к социально значимому институту.

Несколько лет назад в НМИЦ гематологии отказались от платного донорства, какие результаты мы видим?

От платных донаций мы начали отказываться с 2013 года, а в 2015-м варианты платной донации исключили полностью. Это позволило нам привлечь социально ответственных доноров, которые видят основной своей целью помощь ближнему. Такой подход в резкой динамике продемонстрировал увеличение безопасности донаций. Выявление маркеров гемотрансмиссивных инфекций среди безвозмездных доноров достоверно отличается от платных доноров. За время лечения гематологическим пациентам многократно и в больших количествах переливается кровь от разных доноров. С 2015 года, после перехода на полностью бесплатное донорство, у нас нет ни одного случая передачи гемотрансмиссивной инфекции. Для нас это очень ценный и важный показатель.

Должен быть сохранен побудительный мотив помощи тем, кто оказался в беде. Если сегодня мы, здоровые люди, находим время, чтобы прийти и сдать кровь, это формирует в обществе уверенность, что при необходимости, найдутся люди, которые сдадут кровь для нас. Это форма общественной поддержки уязвимым людям.

При этом альтернативные немонетизированные варианты поддержки доноров все равно необходимы. Это может быть дополнительное медицинское обследование. Люди, которые заботятся о здоровье других, могли бы получить дополнительное медицинское обследование и для себя.

Какие льготы положены донорам?

В нашей стране льготы для доноров закреплены в Федеральном законе и в Трудовом кодексе. Если донор сдает кровь в свой рабочий день, ему положен дополнительный день отдыха. Для восстановления сил организма предусмотрено дополнительное питание. Обычно его заменяют на сбалансированный сухой паек или денежную компенсацию, которая покрывает усиленное питание в день донации. Эта компенсация составляет 5% МРОТ в регионе. Есть льготы для почётных доноров России в части медицинской помощи и льготного обеспечения путевками, ежегодной денежной выплаты. И все-таки льготы не являются основным движущим мотивом для сдачи крови.

Актуальная задача в России сегодня — производство препаратов крови. Для чего они необходимы, и есть ли какие-то результаты в этом направлении?

Из плазмы доноров в условиях фармацевтического производства производится целый ряд препаратов. Одно из направлений производства — замещение недостающих факторов свертывания. В препаратах на основе плазмы выше концентрация действующего вещества, по сравнению с натуральной плазмой, поэтому при лечении достигается более выраженный и быстрый результат. Стандартизация препарата облегчает его использование. Обеспечение производства сырьем — это отдельная задача, которая потребует от службы крови дополнительных объемов заготовки плазмы, а от производителя — разработки новых технологий очистки.

В ближайшее время будет подано досье на регистрацию отечественных факторов свертывания. У нас есть действующее регистрационное удостоверение на фактор свертывания VIII, который применяется у пациентов с гемофилией. В ближайшем будущем планируются доклинические исследования по другим препаратам — альбумину, иммуноглобулину. Они широко производятся в России и на станциях переливания крови, и на фармацевтическом производстве. Эти препараты нужны в большом количестве, и увеличение производства — это актуальная задача.

Мы в НМИЦ гематологии готовимся зарегистрировать иммуноглобулин человека нормальный для внутривенного введения, альбумин, а также препараты, которых пока нет в Россиии: антитромбин 3, протромбиновый комплекс. Планируем расширить регистрационное удостоверение на фактор крови агемфил В, фактор крови VIII.

Учитывая значимость фармацевтического производства на основе плазмы, в Государственную Думу скоро будет направлен законопроект о внесении изменений в федеральный закон № 125. В нем будут прописаны требования к донорам плазмы, которая будет передана для производств препаратов.

Этот закон предусматривает государственную монополию на донорство крови и будет обеспечивать единый подход ко всем донорам независимо от того, сдает ли он кровь для клиники или для производства. Это очень важное требование, касающееся сохранения здоровья донора, и государство оставляет эту функцию за собой. Принципы донорства для фармацевтического производства остаются теми же, что и для обеспечения клиники, которые уже показали свою эффективность, и главный из них — это безвозмездность. Гарантии, предусмотренные для доноров крови, должны в полной мере распространяться на доноров плазмы.

Расскажите о последних научных разработках и открытиях в области трансфузиологии и гематологии.

Разработки, которые касаются и гематологии, и трансфузиологии одновременно,— это иммунотерапия рака и гематологических заболеваний, известная как CAR-T-терапия. Это одно из самых перспективных направлений, мы рассчитываем развивать его и в нашем центре. Метод состоит в подготовке персонализированных клеток, специфичных по отношению к конкретному варианту опухоли пациента. Для этого заготавливают собственные Т-лимфоциты пациента, это делают трансфузиологи. Затем Т-лимфоциты «настраиваются» на борьбу с опухолевыми клетками, это называется «процессинг», он делается трансфузиологами или биологами. Далее подготовленные Т-лимфоциты, или CAR-T-клетки, возвращаются пациенту. Клиническое использование CAR-T-клеток — это работа врачей-гематологов. CAR-T-терапия — это работа на стыке трансфузиологии, биологии и биотехнологии. У нас есть план по созданию собственных CAR-T-клеток и созданию лекарственных препаратов на основе соматических клеток.