кегель карта поиск
Единая справочная служба:
+7 (800) 775-05-82, +7 (495) 612-45-51
Справочная донорского отделения:
+7 (495) 612-35-33
Связь по внутреннему номеру сотрудника:
+7 (495) 612-13-31
male
Ч.
28.09.21

Первому заместителю генерального директора, заведующей отделением интенсивной высокодозной химиотерапии гемобластозов и депрессий кроветворения с круглосуточным стационаром В. В. Троицкой.
Благодарность заведующей обсервационным отделением О. А. Алёшиной.

«Дорогая Ольга Александровна!

Я могу предположить, что Вам и так давно и хорошо известны вещи, о которых здесь пойдёт речь: у опытного и квалифицированного практикующего врача, учёного и руководителя отделения профессиональный опыт имеет свойство превращаться в житейскую мудрость, не становясь рутиной. Но таких как я от этого меньше не становится — ошарашенных внезапно возникшим диагнозом, оказавшихся в совершенно неожиданных, казалось бы, ставящих жизнь с ног на голову (если вовсе не прекращающих её) обстоятельствах. А есть ведь ещё люди отчаявшиеся, измождённые длительными физическими и нравственными страданиями, если болезнь оказалась более сложной в подтверждении, а её течение — не таким стремительным и явным.

Я уже давно и основательно сформировавшийся человек, со своими устоявшимися ценностями и довольно чётким осознанием того, как скоротечна и переменчива может быть жизнь. Однако, я, как и большинство людей, не планировал для себя такого заболевания или подобного сценария. Несмотря на весь свой жизненный опыт, поддержку близких и мнения других квалифицированных врачей, первые дни, когда диагноз подтвердился, но не было полного понимания как с ним бороться, я буквально тонул в противоположных мнениях относительно того, где и как проходить лечение, и сколько мне осталось дней жить, если я немедленно не начну этого делать. Довольно неприятное состояние метания, попыток выяснить, какой же вариант будет более правильным, в вопросе, о котором ещё 3 дня назад ты не имел и малейшего понятия, а сегодня ставшим для тебя единственным в повестке.

По счастливой случайности, я попал в НМИЦ гематологии. Первоначально только для консультации, будучи уверенным, что вылечить меня сможет только какой-нибудь иностранный чудо-доктор с помощью иностранной чудо-медицины. Каково же было моё удивление, когда оказалось, что те же самые «чудеса» (да и не только) возможны у себя дома! Можно долго писать про гордость за страну и её людей, но я, к своему стыду, об этом думал в тот момент в самую последнюю очередь. Я просто был рад, что я остаюсь там, где я есть, где я нужен, где меня понимают, и там, где есть всё то, что понимаю и люблю я. Без чего, конечно, тоже можно получить лечение и выздороветь, но куда менее спокойно и уверенно.

И вот, я пришёл к Вам, к Вашим коллегам, в ваш общий коллектив. После такого «контрастного душа» всё казалось небывало ярким и удивительным вдвойне! Почему не больно и не унизительно? Отчего всё не так жутко, как пугали до этого всю жизнь? Где весь обещанный ужас?

До тех пор, пока не начинаешь жить в ситуации, бесполезно что-либо доказывать или опровергать, а как начнёшь, всё это становится бессмысленным. Ты просто видишь цель и движешься к ней, стараясь не растратить силы и присутствие духа, по мере хода. И вот что я узнал в самом начале своего пути, на который Вы меня вывели: гематология — это трудно, но очень важно и интересно; таких как я, много, и они гораздо чаще выздоравливают, чем нет; ваше дело очень непростое не только из-за большой части постоянно развивающейся научной составляющей, но и ввиду высокой интенсивности самого режима работы врача-гематолога. При этом никто из Ваших коллег не смеет себе присваивать успешный результат, либо валить на других огрехи. Работает и спасает жизни вся команда врачей, медицинского и даже технического персонала! Каждый из вас буквально предан своему назначению. Научно-медицинский коллектив борется за жизни пациентов в штатном режиме 24 часа в сутки 365 дней в году. И побеждает! Часто без сна, обедов и возможности позвонить домой, и узнать всё ли там в порядке. Я получаю гормональную терапию и сплю три часа в сутки (больше не получается), а молодой дежурный врач на смене не принимает гормоны, он хочет и может спать, но не спит.

Вы стоите на очень ответственной «вахте», отсюда начинается всё дальнейшее лечение пациентов, которые от Вас уходят в круглосуточный, а затем дневной стационар, потом в амбулаторное и консультативное отделение, и все они должны понять, что это начало, а не конец маршрута. Возможно, сложного, но преодолимого! Пациентов много, все разные: кто-то пришёл измученный очередями и записями в районных и областных консультациях, с ворохом бумаг, уже почти потеряв надежду на то, что помогут хоть в этот раз; а кто-то впервые оказался на больничной койке в 40 лет и даже примерно не понимает того, каким образом и где он очутился…

Но что гораздо важнее, от первых дней зависит практически всё: надо оперативно выбрать протокол лечения, досконально понять всё про пациента, ввести его в новое состояние, и всё это должно быть сделано предельно корректно и точно. Порой, даже изящно, элегантно и весело, каким бы неуместным это слово здесь ни казалось!

Я честно не могу понять, как Вам это удаётся: не знаю, лучший ли Вы врач в стране, но в моей жизни — определённо один из лучших людей.

Спасибо Вам и Вашим коллегам!

Пациент Ч.
Т-клеточная лимфобластная лимфома/лейкоз.»